Интервью: лечение гинекологических заболеваний эндоскопическими методиками


01.02.2015

Гинекология


  • Современные методы эндоскопии позволяют проводить гинекологические операции без вскрытия живота

  • Эндоскопия также подразумевает более легкий процесс восстановления и сохранения органов и репродуктивной способности

  • Робот является продолжением рук хирурга

  • Доктор Гольденберг рекомендует пациентам всегда интересоваться и проявлять инициативу во всем, что касается использования новейших методик лечения.

Материал Амсалем Медикал

— Сегодня у нас в гостях профессор Моти Гольденберг — врач-гинеколог, руководитель гинекологического отделения больницы Шиба (Тель а Шомер) и доктор Виктор Леви, которого вы все уже прекрасно знаете. Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, доктор, в чем круг ваших профессиональных интересов, на чём вы специализируетесь?
отвечает доктор Гольденберг

— Моя специализация, моя личная карьера посвящена эндоскопии в гинекологии. Многим наверняка известно, что раньше все гинекологические операции проводились либо путем вскрытия живота, либо, когда это было возможно, вагинальным путем. В последние 20 лет в этой области произошла настоящая революция. Постепенно лапароскопия и гистероскопия, дающие возможность проводить операции без проникновения в живот с помощью оптических волокон и видеокамер, завоевали весь медицинский мир. Мне довелось профессионально расти в этом мире, развиваться вместе с ним и достичь того, чего мы достигли. Сейчас в 90% случаев — а это очень высокий показатель — можно предложить пациенткам очень элегантное и красивое решение их проблем, что существенно облегчает им жизнь, а также способствует быстрому восстановлению после операции без страданий. Надо сказать, что наше отделение — это мощный гинекологический центр. Операции по удалению матки в 90% случаев у нас делаются с помощью лапароскопии, без вскрытия живота.

— Я хочу подчеркнуть, что лапароскопический и эндоскопический подход — это не только эстетично, т.е. оставляет меньше следов, но также уменьшает процесс восстановления и страдания пациента. Профессор Гольденберг, я хочу задать вам ещё один вопрос. Я знаю, что большая часть операций, которые вы производите — это операции на матке, непосредственно удаление миом. Какой на сегодняшний день современный подход к лечению миом главенствует в мире, в том числе и в Израиле?

— Миома — это очень широкая область, прежде всего потому, что это довольно распространённое заболевание. Если взять группу женщин от 40 до 50 лет, то у 30-40% из них есть миома, а это очень высокий процент, но не с каждой миомой нужно что-либо делать, не каждая миома мешает женщине. Есть много разновидностей миом, которые создают разнообразные проблемы: молодым женщинам это может помешать забеременеть или выносить ребёнка, миома увеличивает шансы на выкидыш, она может вызывать кровотечения, анемию, в таких случаях требуется медицинское вмешательство. У более пожилых женщин опухоль может разрастаться, достигая весьма крупных размеров, что тоже может мешать, вызывать кровотечение, давление на соседние органы, тогда это требует какого-то решения. В мире вследствие широкого распространения миом всё время ищут различные решения, цель которых — сделать лечение как можно более лёгким для женщин, обеспечить быстрое восстановление с наименьшими осложнениями без косметического ущерба. Для этого у нас есть ряд методик. Иногда есть возможность воздействовать медикаментозно, но для миомы это не всегда эффективно. Если проблема только в кровотечении, при чём не в самой матке, а на её стенках, то можно ограничиться приёмом лекарств либо ввести внутриматочную спираль с препаратом Мирена, содержащим прогестерон. Есть более прогрессивные методы, если предыдущие были неэффективны. Один из них — сделать катетеризацию сосудов матки и миомы, но это весьма выборочно, нужно знать, кому это походит, а это очень небольшая категория пациенток. Другой метод — это прибор, который встраивается в эмэрай по принципу ультрасаунда, а женщина ничего не чувствует. С помощью ультразвуковых лучей мы можем воздействовать локально на центр уплотнения, нагреть и разрушить его. Не удалять, а разрушить в том месте, где он находится. Подчеркну, что этот метод подходит далеко не всем, а лишь пациенткам с определённым размером опухоли, если нет шрамов от предыдущих операций и так далее. Для тех, кому это подходит, это является хорошим решением, занимающим определённое время, но с очень высоким эффектом.

— Профессор, вы занимаетесь лечением таких миом ультрасаундом, узи?

— Нет, ультрасаунд делают наши специалисты-рентгенологи. Мы же, гинекологи, являемся первой инстанцией на пути пациентки. Мы высказываем своё мнение, предлагаем ей различные варианты и подбираем именно то, что ей наиболее подходит. Тот факт, что я работаю в крупнейших гинекологических центрах, таких как Тель а Шомер, Ассута, даёт мне возможность рекомендовать все эти новейшие методы, поскольку данные игрушки у меня в руках, но при этом большинству женщин все же необходима операция. Операции, которые мы сейчас предлагаем, эндоскопичны — это может быть либо лапароскопия через живот, либо гистероскопия через влагалище в области матки. Мы можем воспользоваться великолепными возможностями современной техники, нет нужды вскрывать живот, нет повреждений матки.

— Какой размер миом или какие-то другие причины требуют хирургического вмешательства, а когда можно этого не делать?

— Принятие решения об операции зависит от самой женщины, от её симптомов, от того, мешает ли ей опухоль. Если женщине миома не мешает, она не планирует беременность, то и не нужно ничего делать, нужно лишь каждые полгода-год делать проверки — ультрасаунд, чтобы следить за размером опухоли, находиться под постоянным наблюдением и всё. К нам обычно обращаются женщины, которые страдают либо от тяжелых кровотечений, либо от большой опухоли в животе, либо от давления на соседние органы, например, на мочевой пузырь, либо это женщины, которые испытывают затруднение с беременностью из-за миомы.

— Многих людей интересует такой вопрос — насколько часто миома, доброкачественное образование, может переродиться в злокачественное?

— Именно в случае миомы можно быть относительно спокойным. Шанс превращения её в злокачественную опухоль 1 из 1000, и это не причина удалять миому каждой женщине. Мы это делаем, только если она очень быстро растёт, например, в течение длительного времени размеры были в рамках нормы, но вдруг в течение года она резко выросла. Это опасный симптом, за которым может что-то скрываться, тогда мы предпочитаем извлечь её и проверить.

— Можете ли вы привести какие-нибудь примеры последних ваших пациентов, которые обращались к вам из-за границы с ситуацией, когда там им не могли помочь, а израильская медицина сотворила чудо?

— Я не очень люблю говорить о чудесах. Медицина строится на хорошей ежедневной практике, но, без сомнения, мы можем предложить гораздо лучшие методы для блага пациентки. К нам приезжают пациентки, которым было сказано, что операцию можно провести только путем вскрытия живота или что любая такая операция заканчивается удалением матки, а это неправда. Мы можем сохранить почти любую матку почти в любой ситуации, у нас есть огромный опыт. Я недавно с помощью лапароскопии удалил четырёхкилограммовую опухоль и сохранил матку. Бывают тяжелые случаи, но надо знать, что эти методы лечения существуют и больные могут их попробовать. Не каждый врач это предлагает — иногда престиж не позволяет ему и ему неудобно, что кто-то другой делает это, а не он сам, иногда есть другие соображения, которых я не хочу касаться, но всегда следует проверять и спрашивать, так как есть много новых методов. Это фантастический мир, который продолжает развиваться, развивается и эндоскопия. Появился робот, который предоставляет нам дополнительные возможности. Нужно все время требовать и задавать вопросы.

— Я бы хотел, чтобы вы немного рассказали про робота. Что он дает и какие возможности открывает? Насколько операции, которые проводят с помощью робота, позволяют не оставлять никаких следов?

— По поводу робота можно сказать, что это новый инструмент, который мы получили в последние годы, при этом он сам развивается очень быстро. Он занял свое место во врачебной среде. Есть такие специальности, как, например, урология, в которых робот стал просто необходим, есть специальности, в которых он помогает в определенных случаях, например, в гинекологии. Можно сделать почти все как с роботом, так и без него, но помогает врачу в определенной мере, робот позволяет достичь оптимальной точности при операции и позволяет проводить операцию, наблюдая за ней в трехмерном изображении, а не в двухмерном, как это принято в традиционной медицине, нет естественного дрожания рук хирурга. В конце концов, нужно понять, что оперирует не робот, а врач дает команды рукам робота, которые по сути являются продолжением рук хирурга. Наиболее современные роботы имеют 4 руки, но есть и новейший робот с одной рукой для проникновения через пупочное отверстие без вскрытия живота, что не оставляет шрамов.

— Дорогие зрители и зрительницы, перед тем, как расстаться со своими органами, проверьте возможности. В большинстве случаев органы можно сохранить. Совершенно не обязательно с самого начала все отрезать. Спасибо нашим гостям.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Если у Вас нет аккаунта в соц. сетях вы можете Войти с помощью e-mail