Отзыв пациента: Marchella, 06.10.2012

Онкологи в России (хирург и диагност КТ) видели обширный воспалительный процесс, но не онкологию, а неонкологи (хирурги) только рак ПЖ с прорастанием в стенку ДПК, еще добавляя при этом, что муж не операбелен ни тогда в марте, ни сейчас в августе (правда один профессор хотел делать Whipple, но сказал что ее надо делать на базе онкоцентра, но из онкоцентра мы получили отлуп, так как мы неонкологические))). Наше лечение в России на данном этапе закончилось.
Было много переписок с посредниками и мониторинг темы в интернете. В результате нашли посредника, который сразу перевел нас на русскоязычного доктора, работающего в Ихилове, и все разговоры о состоянии, анализах и что дальше делать, вел он. Также он показал наше КТ хирургу Ихилова по нашему профилю (Менахим Бен Хаим), и тот сказал, что нужно делать операцию Whipple, и потом удаленный материал отправлять на биопсию. Также мы получили от него письменное заключение по нашему КТ на английском языке. Операцию назначили на 5 сентября в Ассуте. Мы прилетели 31 августа. С собой брали энтеральное питание. По приезду сразу встретились с Бен Хаимом, где тот объяснил, что операция будет Whipple, но только на самой операции можно будет определить, возможно ли ее сделать, и если невозможно, то он сделает анастомоз.
Операция длилась 6 часов, закончилась в 23-00, потом сказали, что технически было сделать очень сложно в области поджелудочной, даже в какой момент хотели прервать операцию, но все удалось. 14 сентября нас выписали. В Ассуте я находилась все время (и днем и ночью) рядом с мужем, даже в реанимацию меня пустили через 15 минут после операции. Через час после операции был сделан рентген легких, обнаружен оттек легких, сразу сделан прокол, и введена трубка. На следующий день перевели на 5 этаж в хирургическое отделение. После этой операции очень важно послеоперационное выхаживание, еще и поэтому наш выбор пал на Израиль.
Муж через несколько дней сказал, что такое впечатление, что он находится в России в далеком будущем, так как большая часть персонала говорит на русском языке, только с нашим хирургом требовался переводчик. Об оснащении и комфорте и говорить нечего, все на очень высоком уровне. Нам есть с чем сравнивать, так как с декабря 2011 мы не вылезали из российских больниц. Бен Хаим приходил каждый день, и все что делалось, делалось только по его назначениям. После выписки из больницы мы много раз приходили к нему в Ихилов. Он наблюдал наше состояние и шов.
Очень долго делалась наша биопсия. Только 24 сентября мы узнали результаты. До этого времени очень тревожились и переживали. Биопсия показала злокачественную опухоль ГИСТ размером 2,5 см. Мы сделали ПЭТ-КТ (метастазы не обнаружены) и онколог порекомендовал превентивное лечение препаратом Гливек 1 год.
Не скажу, что все было очень гладко с организацией лечения. Например, ПЭТ-КТ нам пришлось переделывать на следующий день, так как н